02.02.2014 в 19:21
Пишет WTF Tolkien-PJ-team 2014:

WTF Tolkien-PJ-team 2014, 2 левел. RPF - 6 драбблов, 3 мини




Название: Яблоки
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: драббл (667 слов)
Персонажи: Бильбо, Фили, Кили, Дин О'Горман, Эйдан Тёрнер
Категория: преслэш
Жанр: флафф
Рейтинг: G
Краткое содержание: Иногда путаешь съемки и жизнь, а иногда они путаются сами...
Предупреждения: намек на RPS
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Яблоки"

Гномы громко и вкусно хрустели яблоками. В первой половине лета фруктов было мало, а потому Бильбо не без оснований подозревал, что славный отряд Торина Дубощита обнес сад Рогго Шерстопала, у которого ранних яблонь было целых четыре штуки. Конечно, он не заговаривал об этом ни с кем, тем более что даже Гэндальф с удовольствием ел красно-желтые нарядные плоды. Гномы радовались как дети, и даже из этого простого действа устроили забаву: они кидались целыми яблоками и огрызками, плевали друг в друга косточками, метя в уши или нос, и шумно радовались вкусному подарку судьбы. Из всего отряда не жевал только Торин, и Бильбо решил, что у того обет какой, или диета. Кто их разберет, этих королей.

На привале тоже были яблоки, только печеные на костре. Бильбо пораньше лег спать, и даже сквозь сон слышал сочный хруст и запах яблочного сока. Проснулся он ночью, по кое-какой естественной надобности. Костер почти погас, на его месте ровно дышали угли. Звезды на небе подсказывали, что начинается глухой предутренний час, когда все приличные люди спят. Гномы сопели и похрапывали вокруг, а от костра слышался тихий шепот — дозорные Фили и Кили не спали. Бильбо сонно прошел мимо под пристальным взглядом братьев.

— Далеко не ходи! — шепотом напутствовал его Фили.

— Если что — кричи, прибежим! — добавил Кили.

К счастью, Бильбо отлично справился и без помощи гномов, и уже вскоре прошел обратно.

— Неужели последнее?

— Нет, еще парочка найдется, — Фили копался в своей сумке.

— Давай пополам?

— Давай!

В руках старшего из братьев блеснул яблочный бочок, и Бильбо моргнуть не успел, как гном легким движением разломил яблоко на две половинки. Одну он протянул брату, другую сунул себе в рот. Бильбо вздрогнул и сказал себе, что никогда не будет ссориться с Фили — мало ли что еще он умеет вот так ломать.

— Ну вот, уже и снится чушь всякая, — Эйдан осоловело смотрел на темный силуэт, возвышающийся над ним.

— Ты что, все еще спишь? Я же сам тебя будил!

Эйдан распахнул рот, собираясь отпираться, но память услужливо подсказывала, что да, будил. Только очень мало и как-то неласково, и Эйдан капризничал, а потом решил полежать еще пару минут в тишине, и…

— Ай, правда… прости, я на минуточку закрыл глаза, сам не знаю, как это вышло! — он скатился с кровати и занялся раскопками в груде сваленных вещей.

— Ну вот, я так и знал, — улыбнулся Дин, закладывая руки за пояс, — а у нас, между прочим, съемка!

— Я бегом! Ты же знаешь, я сейчас… — Эйдан натянул джинсы и первую попавшуюся футболку.

— Снаружи прохладно!

— Да какая разница, мне ж только до костюмерной добежать!

Дин казался большим и тяжелым — он был уже в костюме и гриме, косицы на левой стороне чуть золотились в солнечном отсвете. Эйдан невольно залюбовался им, и в который раз мысленно вознес хвалу небесам за то, что на смену Робу пришел именно Дин. Он выскочил наружу и поежился. Утро и правда выдалось свежим.

— Бррр! Не думал, что обрадуюсь своему тяжелому костюму…

— Ты все еще не в нем!

Дин приподнял бровь и улыбнулся хитро. Эту усмешку Эйдан теперь прочно ассоциировал с его персонажем, Фили, а потому принял игру.

— Ладно тебе, братец, когда это я не успевал? Разве что вот позавтракать не смогу.

— Да уж, никак не успеешь! Хотя, постой-ка…

Дин покопался в карманах и жестом фокусника достал яблоко.

— Реквизит? — с подозрением покосился Эйдан.

— Настоящее! Как раз сгрызешь, пока одеваешься!

— А как же ты? Это же ты себе взял!

— Я позавтракал, в отличие от тебя, соня! — Дин потрепал его по волосам, как маленького.

— Все равно, так нечестно. Давай пополам?

— Идет, — легко согласился Дин.

Он взялся за яблоко ладонями и с сочным хрустом разломил на две половинки. Эйдан вздрогнул. Он бы подумал, что все еще спит, потому что реальность неожиданно стала продолжением ночных видений.

— Держи свою половинку! И давай бегом одеваться, а то мне придется искать себе другого брата, а они тут все какие-то не такие! — Дин смеялся и осторожно кусал яблоко, стараясь, чтобы гномьи усы не лезли в рот.

Эйдан виновато улыбнулся и помчался в костюмерную, на ходу отгрызая большие куски от своей яблочной половинки. Кажется, это самый правильный способ есть яблоки — делить их с кем-то особенным для тебя.



Название: Сказка о любви, которая была сильнее смерти
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: мини (1156 слов)
Персонажи/Пейринг: Ауле, намек на Фили/Кили, намек на Эйдан/Дин
Категория: джен, преслэш
Жанр: драма, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Эльфы говорят, будто гномы после смерти обращаются в камень. Но сами гномы уверены, что Махал готовит для них совсем иную судьбу.
Предупреждения: намек на RPS, на инцест, закадровая смерть персонажей.
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Сказка о любви, которая была сильнее смерти"

Ауле едва успел отвести молот, неминуемо приближавшийся к наковальне, когда увидел там помимо части своей работы крошечную фигурку гнома. Конечно, даже если б он не сумел, большой беды бы не случилось, ведь на наковальню Ауле попадали только те гномы, которым уже нечего было опасаться. К тому же, починить одного из детей не так уж и сложно, хотя это отняло бы какое-то время, но… Ауле любил своих гномов, и вовсе не хотел делать им плохо.

— Давно не было у меня гномов на наковальне, — густой низкий голос Ауле раздался в кузне, перекликаясь с ревом топки. — Как твое имя, и почему ты умер таким молодым?

Гном, до этого осматривавшийся с диким видом, только сейчас понял, что прямо над ним склоняется с добродушной улыбкой гигантский кузнец.

— О, Махал! — почтительно прошептал он, опускаясь на колени.

— Ты не слуга мне, а сын родной! — с укоризной сказал вала, протягивая гному палец.

Парень — а этот гном был молодой парень, даже борода еще как следует не выросла — восторженно схватился за него и встал.
— Отец, меня зовут Кили. Я… — его голос дрогнул, — убит в битве за Эребор.

— Битве за Эребор? Надо же, уже начали… Я не думал, что так скоро.

Ауле отставил молот и утер пот со лба тыльной стороной ладони.

— Что же мне с тобой теперь делать? Ты ведь, наверное, военный герой будешь, про тебя станут слагать песни. Тут надо хорошенько подумать, Кили.

— А можно… назад? — тихо спросил парнишка, переминаясь с ноги на ногу.

— Нет, назад, я боюсь, не получится. Эру Илуватар запретил мне так делать. Но тебе уже не больно, и ты можешь пойти дальше.

— Мне бы назад, — вздохнул Кили.

— Что так? В том мире осталась твоя любимая? Детей у тебя, наверное, еще нет…

Гном покраснел до самых ушей.

— Брат. Мой брат плакал надо мной, но ведь там битва, и я боюсь за него теперь! И за дядю, за Торина тоже! Мне очень надо назад, Отец!

Ауле печально покачал головой.

— Нет, я не могу. Но давай подождем, может быть, кто-то составит тебе компанию. Гномы — самый стойкий народ Средиземья, но и их могут убить.

— Надеюсь, что нет, — прошептал Кили, пряча глаза.

Второй гном появился вскоре. Он был светловолос и растрепан, его доспех оказался весь в черной крови, а из горла рвался болезненный рев.

— Фили! — первый гном напрыгнул на него, обнимая и одновременно сковывая его движения. — Братец! Слышишь меня, Фили? Успокойся, ну же! Это я, я здесь!

Второй сначала смотрел совершенно бешеными глазами, но постепенно узнавание стало скользить в его взгляде, он выдохнул, обнял брата и застонал радостно.

— Братишка! Кили, ты? Я же думал… думал, все. Не увижу тебя больше! Ох, братик, я же словно с тобой умер вместе…

— Фили, ну что же ты! Тебе надо было остаться, — шептал Кили, перебирая спутанные волосы брата, — ты же наследник.

— Остаться? — он отстранился, непонимающе глядя тому в лицо.

— Выходит, мы оба… — виновато пожал плечами Кили.

— Выходит, что да, — подтвердил Ауле, до того наблюдавший за братьями с интересом.

Взгляду валар было доступно то, что не мог видеть даже самый мудрый из детей Эру — оба гнома были как красной нитью связаны, будто какая-то сумасшедшая паучиха замотала их в кровавый кокон, соединяя навсегда. Один и правда не жил без другого.

— Махал! — посеревшими губами прошептал Фили, неловко пытаясь поклониться.

— И тебе привет, мой сын Фили! — кивнул вала. — Вижу, твой брат не соврал, и у вас очень крепкая связь. Ты так хотел смерти, что она милостиво доставила тебя прямо ко мне.

— Эльфы говорят, будто после смерти гномы превращаются в камень, — смущенно сказал Фили.

Братья крепко держались за руки и поглядывали друг на друга; Кили при этом сиял как начищенный медный таз.

— Эльфы многое говорят, и во многом они правы. Но про гномов никто не знает больше моего, — улыбнулся Ауле. — Теперь посидите немного смирно, я должен подумать, что мне с вами делать.

— Куда угодно, лишь бы вместе! — тихо попросил Кили.

Брат молча стиснул его руку.

Некоторое время было тихо. Ауле вышел из кузни, но братья этого даже не заметили. Они сидели на краю гигантской наковальни возле остывающего куска небесной оси и тихо разговаривали, глядя друг на друга и улыбаясь одними глазами.

— Великий, ты позволишь поместить этих двоих в один мир? Мне не хочется разлучать их.

— Ауле, ты всегда любил свои создания больше всех остальных, — голос Илуватара звучал везде и нигде; было это в голове и сердце Ауле, а потому их разговора никто услышать не мог.

— Да, это правда. Они дороги моей душе.

— Что же, ты всегда честен со мной. Будь по-твоему, но оставь их на разных концах света. Если их связь так сильна, как ты говоришь, эти двое найдут путь друг к другу.

— Благодарю тебя, Великий. Я поступлю так, как ты наказал мне!

— Красиво, — неуверенно сказал Кили, рассматривая картинки в сияющем куске металла.

— Совсем не похоже на наш мир, — кивнул Фили, — но там тоже есть горы, гляди!

— И правда! Много гор, братец!

— Илуватар позволил вам быть в одном мире, но наказал мне разнести вас по разным его уголкам, — сказал Ауле, растапливая угасшую было печь.

— Но ведь тогда мы… — неуверенно начал Кили, несмотря на то, что брат пытался одергивать его.

— Поперек слова Единого я не пойду, но могу добавить что-то от себя. Когда вы родитесь в новом мире, то помнить друг о друге не будете, чтобы тоска не точила ваши сердца. Разве что мельком проявится она, напоминая о себе и требуя от вас действий. Также вы станете стремиться друг к другу с такой немыслимой силой, что захотите стать известными во всем мире, ведь так будет гораздо легче найтись и увидеться. И самое главное — вы вспомните друг друга, когда возьметесь за руки, вот как сейчас.
Голос Ауле звучал спокойно и мягко, казалось, что этого вала невозможно разозлить и заставить кричать.

— Значит, мы не будем братьями больше? — спросил Фили, немного хмурясь.

— Не будете. Но ваша связь от этого не станет слабее.

— Ты можешь обещать нам, что мы найдем друг друга там? — старший из братьев кивнул в сторону сияющего листа, где все еще бежали картинки незнакомого нового мира, полного людей, городов и земель.

— Это только вы друг другу можете обещать, а я уже сделал. Давай, Фили, ты старший, тебе пора идти первому!

Ауле поднес к наковальне свою огромную лопату, которой кидал уголь в печь, и гном, обняв напоследок брата, храбро встал на нее.

— Я найду тебя, Кили! Найду непременно! — закричал он, скрываясь в пышущей жаром топке.

— Пусть он родится в самом прекрасном месте там! Пусть он будет таким же красивым! — скороговоркой выпалил Кили.

Внезапно ему стало страшно, что он снова останется один и долгое время не увидит брата.

— Так и будет. Я оставлю вам ваши лица, чтобы вы легко узнали друг друга. Давай, теперь твоя очередь! Тебе я тоже присмотрел красивое местечко с чудесными легендами, — Ауле второй раз поднес лопату, и теперь на нее взошел Кили.

Горящее жерло печи Ауле не опаляло, а растворяло все — боль утраты, заботы, память, оставляя только самое главное.

В кузнице стало очень тихо. Скоро должна была подойти Йаванна с обедом. Ауле погладил металлический лист, на котором он ясно видел прямую, как стрела, нить, протянувшуюся через весь мир, от Новой Зеландии до самого сердца Ирландии.

— Будьте счастливыми, мои храбрые дети. Вы заслужили это, — ласково сказал он.



Название: Потому что яблоки — это не апельсины
Переводчик: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Бета: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Оригинал: Because Apples Aren't Oranges by kingdomfaraway, разрешение на перевод получено
Размер: мини (1376 слов в оригинале)
Пейринг: Доминик Монаган/Билли Бойд
Категория: преслэш
Жанр: юмор, флафф
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: RPS
Краткое содержание: Ты не можешь заснуть в своей новозеландской постели. Просто она не такая, как та, что осталась у тебя дома...
Примечание: повествование ведётся от второго лица
Размещение: запрещено без разрешения переводчика и автора
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Потому что яблоки — это не апельсины"

Ты не можешь заснуть в своей новозеландской постели. Просто она не такая, как та, что осталась у тебя дома. Ты, конечно, уже привык спать в гостиничных постелях, привык к сменам обстановки, но до сих пор это бывало лишь ненадолго. А в этой постели тебе придётся спать месяцами, и ты просто не сможешь. Потому что в ней нет ничего даже похожего на дом.

Поэтому в свою первую неделю в Новой Зеландии ты спишь на диване. Он удобный и напоминает тебе о ночах, проведённых в гостях у друзей. Но спустя неделю диван уже не кажется таким удобным, так что ты решаешь двигаться дальше.

Интересно, замечает ли кто-нибудь, что ты не высыпаешься? Хотя все выглядят немного не выспавшимися поначалу. Словно они тоже всю ночь пытались уснуть, устав ворочаться в своих постелях в поисках уюта. Но ко второй неделе съёмок у всех уже такой вид, будто они преуспели в своих поисках. А ты засыпаешь в ванне. Первые пару дней спать в ванне вполне неплохо. С тобой твоё тёплое мягкое одеяло, да и до душа близко.

Проблемы начинаются в четвёртую ночёвку в ванне, когда тебе снится, что ты на «Титанике», и он вот-вот затонет. Ты просыпаешься, когда начинаешь тонуть сам, и обнаруживаешь, что промок насквозь. Оказывается, посреди ночи ты случайно открыл кран, и вода уже заливает полы ванной. Вскочив, ты немедленно скидываешь промокшую пижаму и отправляешься в спальню.

Ты уже на пороге, когда замечаешь, что в номере кто-то есть. И этот кто-то — Билли Бойд, заехавший подбросить тебя до съёмочной площадки. Ты так и стоишь на пороге в спальню, пока до тебя доходит, что в отличие от него ты голый, а он просто наблюдает за тобой.

— Э-эм... — начинаешь было ты в полнейшем смущении от того факта, что с тебя течёт на пол и ты гол как сокол.

— Почему ты спишь в ванне? — спрашивает Билли. Как он узнал, и почему не прикрывает глаза и даже не отворачивается?

— Не могу заснуть ни в кровати, ни на диване.

— Почему? Кровать есть кровать, Дом.

— Потому что яблоки — это не апельсины, а здешняя кровать — это не та кровать, что стоит у меня дома.

Билли только пожимает плечами, а ты решаешь, что пора бы одеться.

Билли не упоминает об этом происшествии до конца дня, что не может не радовать, ведь тебе бы не хотелось, чтобы все знали, что ты не можешь заснуть в собственной постели. И теперь, когда Билли знает, тебе хочется спросить у него, как ему удалось устроиться в своей кровати.
Ты спрашиваешь, когда вы остаётесь в трейлере наедине, и он даже не удивлён.

— Просто продолжай пытаться. Найди плюсы новой кровати. У тебя получится, Дом. Не переживай так.

Той ночью, превозмогая себя, ты пытаешься уснуть в своей постели, потому что Билли не может ошибаться. Ты продолжаешь пытаться.

Потом ты находишь уютное местечко на лужайке под своим окном. Если найти — всё равно, что упасть туда по пьяни. В любом случае, там оказывается уютно, и ты решаешь поспать там следующей ночью. Но ничего, конечно, не выходит, и ты кофейничаешь на кухне, пока из ниоткуда опять не появляется Билли.

— Ты спал на лужайке, да?

Ты начинаешь думать, что Билли тайно следит за тобой.

— Нет.

— Что ж, в таком случае, у твоей лужайки интересный дизайн. «Со следами Дома». Почему бы тебе просто не купить другую кровать?

— Это не поможет. Здесь всё не как дома, и я ничего не могу с этим сделать. Яблоки — это не апельсины.

— Что за пунктик у тебя насчёт этой фруктовой аналогии?

— Не знаю, — ты лжёшь, так как не веришь, что Билли сможет понять. С другой стороны, ты и сам до конца не понимаешь, а значит, не врёшь. Всё это — один большой бардак, и это не честно. Ты хочешь спать, тебе нужен сон. Но дело уже даже не во сне — тебе просто необходимо найти хоть что-то уютное в этом месте. В какой-то момент, пока Билли молчит, а ты глядишь на него, тебе вдруг кажется, что этим чем-то мог бы быть он. Но ты спешишь стряхнуть наваждение и возвращаешься к своему кофе.

— Не хочешь пойти прогуляться, поесть чего-нибудь?

Вы идёте «прогуляться», и нет больше разговоров ни про кровати, ни про фрукты.

Однажды ночью ты выясняешь, что кровать Элайджи вполне удобная. Ты приземлился на неё после долгого вечера в компании друзей и алкоголя, и тебе совсем неохота вставать и вообще шевелиться. И ты, конечно, задумал спать в ней каждую ночь. И тут же раздумал, стоило в кровати появиться Элайдже, который полностью перетянул на себя одеяло, да ещё и пинался. Так ты решаешь опробовать все дружеские кровати, пока не найдётся нужная.

Билли раскрывает твой план на следующий же день и дразнит тебя Златовлаской*. Теперь ты уверен, что он за тобой следит. Впрочем, ты быстро вспоминаешь, что сам ему всё рассказал. Это замечательное чувство, когда можно прийти за советом к другу, ничего не скрывая. Тебе в голову снова закрадывается мысль, что Билли мог бы стать для тебя тем самым уютом. Эта мысль развеивается, как только Билли тыкает тебя в живот, спрашивая, не желаешь ли ты попробовать его овсянки, после чего вы вместе заливаетесь смехом.

Наконец, спустя почти два месяца, ты готов сдаться. Почти два месяца ты не высыпался, а люди вокруг начинают задумываться над твоими попытками поспать в каждой доступной чужой постели. Ты бросаешь на свою кровать такой пристальный тяжёлый взгляд, будто вы оказались в старом добром вестерне и у вас дуэль. Обходишь её кругом, ещё раз смериваешь взглядом, словно ожидая наткнуться на ответный дерзкий взгляд. Спустя пару минут ты лежишь в постели и смотришь в потолок. Поворачиваешься на правый бок, потом на левый, потом опять на правый — и чувствуешь, что точно хочешь сдаться.

И тут звонит телефон.

— Алло?

— Всё-таки спишь в своей постельке?

— Ты следишь за мной?

— Нет. Заехать к тебе?

— Да.

Приходится встать, ведь ты не хочешь, чтобы Билли видел тебя в одних трусах и гордом одиночестве в этой постели. Однако ты быстро решаешь лечь обратно, вспомнив, что он всё равно уже видел тебя голым. Трезвонит дверной звонок, заставляя тебя удивиться, ведь Билли сам настоял, чтобы ты сделал ему ключ. Тебе приходится открыть дверь, а он лишь ухмыляется.

— Ложись в кровать.

У тебя бровь ползёт вверх, но и только.

— М-м?

— Ложись в свою кровать.

Как бы то ни было, ты идёшь в свою спальню, Билли наступает тебя на пятки. Он первым подходит к кровати, присаживается и хлопает по одеялу подле себя.

— Что ты делаешь?

— Ты слишком долго жаловался на эту свою постельную проблему. Просто попробуй прилечь со мной. Ты уже со всем кастом поспал, кроме меня. Ложись уже, Доминик.

На тебя явно что-то находит, потому что сейчас ты нутром чувствуешь, что должен быть с ним в этой кровати. Так что ты садишься рядом, а он откидывает край одеяла и начинает укладываться, подавая тебе пример. Теперь вас в кровати двое — всего-то делов, но это что-то кардинально меняет. Ты с улыбкой поворачиваешься на бок, чтобы видеть Билли. Вы смотрите друг на друга — и внезапно это случается. Каждый из вас придвигается ближе к другому, и ты и заметить не успеваешь, как начинаешь целовать его, а он целует тебя в ответ, и в кровати становится невероятно уютно. Он обнимает тебя, притягивая близко-близко, и ты закрываешь глаза, и чувствуешь себя дома.

— Получилось, — шепчешь ты ему в висок, засыпая.

— Радостно это слышать, а то я в случае провала собирался перекрасить пакет яблок под апельсины и закидать тебя ими.

Так, с улыбкой на губах, ты и засыпаешь.
____________
Примечание:
*Златовласка — аналог Машеньки из сказки «Три медведя».



Название: Ночной полет
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: драббл (483 слова)
Пейринг: Эйдан Тёрнер/Дин О'Горман
Категория: слэш
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: Долгие перелеты располагают к размышлениям. Долгие перелеты после расставания — к ядерной зиме.
Примечания/Предупреждения: RPS. POV Дина. И спасибо Антуану де Сент-Экзюпери за «Ночной полет».
Парный драббл к тексту «Дурак и море»
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Ночной полет"

Часы перелета складываются в одну тягучую вечность, полную мерного гудения двигателей. Ночной полет навстречу утру. Домой. Я повторяю это про себя, пытаясь заставить почувствовать хоть что-то, но слова падают в пустоту, как в высохший колодец, и замирают в темноте. Это хорошо, что лететь долго. Говорят, что новозеландцы могут починить все что угодно — значит, я успею заделать себя до приземления в Окленде.

Надо собраться. Закрываю глаза — и раз за разом вижу одну и ту же сцену, как очень плохой надоедливый фильм, который никак не можешь забыть.

Мы долго молчали. Никто не хотел начинать разговор, но как-то надо было все решить. Праздник кончился, грустные клоуны стерли грим, погасли яркие огни в цирке.

Ты не выдержал первым, как всегда. Говорил много и путано, перескакивал с одного на другое, а я только кивал, не слушая. Давно знаю все это, но до последнего надеялся, что каким-то чудом, чьим-то волшебством или добрым словом все решится и будет хорошо. Все, что ты говорил, было правильно.

Пластик иллюминатора холодит лоб. Под самолетом проносится темная пелена облаков, похожая на пуховое одеяло, укрывшее землю. Где-то там, внизу, люди спят, сидят в интернете, смотрят кино, едят, ссорятся, занимаются любовью. Иногда в разрывах облачного слоя проплывают огни незнакомых городов. Интересно, смотрит ли кто-нибудь вверх? Видит ли в небе крохотный самолетик, похожий на игрушку, знает ли, что я смотрю сверху на свет чьих-то окон? Возможно, мы даже встречаемся взглядами как раз на уровне облаков.

В салоне тихо и почти темно. Многие спят, ворочаются под одеялами с символикой авиакомпании. Кто-то шепчется, кто-то храпит. У меня чувство, что это происходит не со мной. Я не произнес ни слова с тех пор, как мы попрощались в Лондоне. Неудобная пересадка, но я наврал, что так надо. Зачем? Всю дорогу мы вели себя как хорошие знакомые, да и попрощались так, словно ничего не случилось. А может, и правда — все это мне снилось и никогда не происходило в реальности?

Ты все сказал, а я согласился. Так было правильно, так было нужно. Но почему тогда я моргал, безуспешно стараясь прогнать горький туман в глазах? Почему прислонялся лбом к двери моего номера, в которую ты только что вышел, и шептал: «Пожалуйста, постучись обратно…»? И почему ты, так решительно захлопнув ее за собой, словно закрывая себе путь в мою жизнь, бессильно сполз по двери спиной и долго еще сидел на полу в коридоре? Я слышал, как бьется твое сердце, как ты хватаешь ртом воздух, судорожно дыша. Почему ты не постучал? Почему я не вышел к тебе?

Ночной полет с курсом на утро. Мне кажется, это такая же ложь, как и все остальное. Я завис в воздухе, между землей, где живут счастливые люди, и небом, откуда сияют звезды. У меня есть только ночь, облачная пелена и желтоватый свет проплывающих городов глубоко на дне темноты. Говорят, что ядерная зима — это когда солнце не светит, утро не наступает, и все живое перестает цвести и зеленеть. Мы такие же люди, как и все. Мы сами устроили свою ядерную зиму.



Название: Дурак и море
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: драббл (958 слов)
Пейринг: Эйдан Тёрнер/Дин О'Горман
Категория: слэш
Жанр: ангст, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: На море можно любоваться бесконечно. Море дарит и море отбирает. Цели в жизни меняются, а море все равно поет о своем.
Примечания/Предупреждения: RPS. POV Эйдана. Парный драббл к тексту «Ночной полет». Спасибо Эрнесту Хемингуэю за повесть «Старик и море».
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Дурак и море"

Уже который день я не могу нормально спать. Просыпаюсь под утро — в четыре, пять утра — и не могу уснуть снова. Тогда я ухожу бродить по улицам или еду в сторону порта. Айриштаун совсем пустынный в это время суток, отлив и рассвет делают прибрежную зону похожей на марсианский пейзаж. Здесь я чувствую себя спокойно и разговариваю с морем.

— Ты дурак, — говорит оно, — дурак.

— Я знаю. Мне казалось, что я правильно поступаю.

Море молчит и вздыхает в ответ.

— Может, нам нужно больше времени?

— Дурак. Чем дольше ты ждешь, тем меньше возможностей все исправить.

— А есть ли они вообще?

— Конечно. Даже я меняюсь, а люди тем более, — говорит море.

— Завтра я приду снова.

— Приходи. Мне все равно.

Я делаю вид, что верю ему, а оно — что верит мне. Море возвращается в свои берега, укрывая мокрый песок, а я еду домой.

Сара уже проснулась. Она в зеленой футболке и босиком, розовые круглые пятки по солнечным пятнам на полу.

— Где ты был? Уже больше десяти, я везде опаздываю. Вечером нас пригласили на вечеринку, пойдем? Тебе нужно выбрать костюм — я приготовила два на выбор в спальне. А еще я хотела заехать в Селбридж к Тине — ты же помнишь Тину? Она еще неудачно выкрасилась в рыжий и походила на линялую самку ягуара на моем дне рождения? Так вот, Тина купила домик и приглашает меня навестить ее. Я отнекиваюсь уже три недели, неудобно. Так что нужно выбрать ей подарок, и еще…

Я привык, что можно не вслушиваться, только кивать иногда. Саре не требуются мои ответы, она справляется сама, и неплохо. Вместо этого я стою у окна и думаю о море. За домами его не видно, но оно там, я знаю.

— О чем ты задумался? Эйдан, ты меня слушаешь вообще?

— Угу.

Электронная сигарета никогда не заменит мне настоящую. Настоящий горьковатый дым на языке сейчас кажется несбыточной мечтой. Но ведь все вокруг меняется, люди — тем более. А я дурак. Хотел же вернуться…

Интересно, чем ты занят сейчас? Смеешься с кем-то или проводишь тихий вечер дома на диване? Да, у тебя вечер, я привык отсчитывать два времени разом. Так странно — я проживаю утро того дня, который у тебя уже закончился, словно беру вещи поносить, или читаю книгу после тебя. Так хочется набрать твой номер и спросить, что меня ждет. Нет, не так — просто набрать тебя и слушать. Знать, что все хорошо.

— Что ты делаешь? — спрашивает Сара.

Я рассматриваю обломки сигареты в руке и глупо усмехаюсь. Что я делаю, действительно? Чем дольше я жду, тем меньше возможностей.

Солнце в зените, но небо затягивают облака. У нас зима, в любой момент пойдет холодный дождь. Я снова еду в Айриштаун, но сейчас все иначе. Мутная, белесая вода покрывает песок. Когда солнце появляется, она желтовато-серая, а так коричневатая. Моего мокрого песка в черно-золотых бликах нет.

— Море, ты здесь?

Оно молчит. Много людей, наверное. Море говорит с кем-то другим. Я вижу машины и людей по ту сторону залива, они движутся по Странд-роуд и скрываются за поворотом.

— Если бы ты был со мной сейчас! — шепчу я, почти не удивляясь, что говорю сам с собой.

Зеленое бутылочное горлышко ложится в губы гладким краем, словно поцелуй. Когда первый глоток проваливается в желудок, я вспоминаю, что забыл позавтракать. Ничего, пива вполне достаточно. Вечером Сара опять потянет куда-то, и нужно будет улыбаться и быть милым парнем. А я дурак, я все испортил.

Голова немного кружится, я прикусываю горлышко бутылки зубами и сам над собой смеюсь. Надо же, хотел как лучше! Начинается дождь. Небо и море сливаются в серой пелене, люди постепенно исчезают. Море молчит. Я набираю СМС и снова стираю. Это глупо. Это ничего не изменит и не объяснит. Как не ошибиться, как мне перехватить леску, чтобы рыба, которая уже почти ушла в глубину, попалась на мою наживку? «Пожалуйста, пожалуйста, ответь!» — я повторяю это про себя и набираю номер. Долгие гудки: второй, пятый, восьмой… Мне просто нужно услышать твой голос.

— Ааа? — сонно говоришь ты в трубку с другого конца мира.

— Мне так тебя не хватает, — выдыхаю я.

Только сейчас я понимаю, что у тебя глубокая ночь. Часа три, наверное. И что ты имеешь полное право послать меня куда подальше. Но я должен был попытаться.

Долгое молчание в ответ, тяжелый вздох.

— Сейчас прилечу.

Отбой связи, я сижу под дождем и боюсь пошевелиться. Это шутка такая? Ты сказал, что прилетишь, а я боюсь переспросить.
Вечер насмарку. Мы ссоримся с Сарой, но я не иду мириться, как обычно, а беру немного вещей и еду в загородный дом. На побережье холодно и пустынно, дом совсем тихий, нежилой. Небо в светлых полосах после заката.

— Море, ты здесь?

— Я всегда здесь, глупый, — отвечает море.

— Почему ты не отозвалось днем?

— Потому что надо самому исправлять свои ошибки.

Весь день я провожу в одиночестве, нервно вздрагивая на звуки телефона. Сара сердится и засыпает СМС, какие-то посторонние звонки. От тебя ничего. Я пробую звонить, но ты выключил телефон.

— Море, как ты думаешь, почему?

— Ты дурак, — отвечает море, и я привычно киваю.

Дурак, да. Собираюсь спать. Завтра вернусь в Дублин, помирюсь с Сарой. Все будет как всегда.

СМС приходит около одиннадцати, и там нет ничего, кроме пары букв и нескольких цифр. Гугл, спасибо — рейс из Абу-Даби. Ты невозможно-золотой, Дин. Скажу тебе это снова, как только увижу. Ты вылетел через шесть часов после моего звонка, добирался с тремя пересадками — больше суток в полете и аэропортах. Мне надо выехать в пять утра, чтобы встретить тебя, но я не ложусь спать вовсе. Не могу лежать, брожу по берегу и смеюсь, дурак.

Аэропорт, толпы людей, шум самолетов. Ты стоишь посреди потока с одной небольшой сумкой, ты сонный и весь какой-то помятый.

— Я ненавижу тебя, Эйдан Тернер!

А я готов орать от счастья и кружить тебя в объятиях. Ты прилетел ко мне, это важнее всего на свете.

— Море, здравствуй. Все получилось, знаешь?

— Знаю, хорошо.

— Сам не пойму, почему он согласился. После всего, что я наговорил…

— Ты дурак, — шепчет море и смеется тихо, — ты такой дурак.



Название: Кастинг
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: драббл (670 слов)
Персонажи: Питер Джексон и каст «ВК»
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: В прошлые годы многое происходило по-другому.
Размещение: запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Кастинг"


Много лет назад это было так:

Ответственный по финансам (назовём его бухгалтером) звучно шлёпнул толстой папкой об стол, за которым собрались «судьи» сегодняшнего прослушивания. Само собрание сильно походило на многочисленные шоу талантов, которым спустя пару лет предстояло заполонить ТВ.

— Пит, я тебя ещё раз предупреждаю, что надо всех выбрать и утвердить железно за один день. Мы не можем позволить себе длительный кастинг. Аренда нынче, сам знаешь, по каким ценам.

— Понял, понял. Начинаем!

— Скажите, вы готовы отдать палец на благо Средиземья? — серьёзно спросил Питер претендента на роль Фродо Бэггинса. Глаза последнего, и без того выдающиеся размером и голубизной, округлились до размера небольших блюдец, от чего обликом актёр стал напоминать обиженного и напуганного покемона, у которого на глазах топчут ромашки с незабудками.

— Отлично! Вы нам подходите! — довольно кивнул Пит.

— Но палец...

— И палец ваш нам подходит. Ступайте учить текст, молодой человек, не задерживайте очередь.

Наши песни не подходят для таких залов и подобных случаев... Ай! — подкравшийся к Билли Бойду со спины Питер ловким движением руки нацепил тому на голову курчавый хоббичий парик. Комиссия дружно охнула.

— Принят! — подытожил Питер.

— Матушка говорит, что у меня лицо само по себе такое, как будто я в чём-то виноват. Даже если нашкодил не я, моя внешность словно кричит, что это должен был быть я.

— Молодой человек, — прищурившись, внимательно пригляделся к Доминику бухгалтер. — А булочки с вишней сегодня утром не вы ли из холла стащили?

Принят на роль Мериадока Брэндибака, — записал Питер.

— А Боромир?

— Есть надёжный кандидат — Шон Бин. Профессионально погибает в кадре на отлично с одна тысяча девятьсот...

— Подойдёт. Посмотрите по фотографиям, кто-нибудь у нас в очереди на этого Шона Бина похож?

— Вот, посмотрите, один профиль, один нос!

— Замечательно! Запишите его Фарамиром.

— Дети, племянники, любовницы, соседи, желающие прославиться в эпизодических ролях грандиозного проекта и так далее, у всех нашлись? Сдаём списки, господа. Угумс... Угумс... Отлично, но бы орков побольше найти.

— У меня есть знакомый военный, страшный фанат Толкина. Может, ему позвонить? — осторожно подала голос младшая ассистентка.

— Чудесная идея! А фанатов-коневодов у вас знакомых не найдётся? — попытал удачу Питер. — Желательно, с большим табуном разномастных лошадок.

— Ну, если честно... — смущённо поправил очки бухгалтер, у которого сводный брат уже много лет косплеил Йомера Роханского, так сказать, не отрываясь от производства.

— Моя прелесть...

— Следующий.

— Моя прелллесть...

— Следующий.

— О моя прелесть!

— Следующий.

— Прелездь мойя-а...

— Следующий!

Моя прелессссссссссссть, голлм! Голлм!

— Берём!

— Ассистент! Ответственный по эльфам! Домашнее задание выполнили?

— Да, сэр! Вот! Высокая блондинка красивая — одна штука, высокая брюнетка красивая — одна штука, высокий Хьюго Уивинг красивый обалденный — одна штука.

— Но почему Хьюго Уивинг? Обоснуйте.

— Он хорошо показал себя в предыдущих работах...

— Пит, ваш ассистент — фанат Матрицы.

— Ааа, — задумчиво протянул Питер.

— И Толкина! — поспешил реабилитироваться ассистент.

— Хорошо, — смилостивился Питер. — И как у этой Матрицы с популярностью?

— Грандиозный успех!

— Ладно, берём всех, молодец.

— Спасибо, сэр!

— А Леголас? Где Леголас?

— Я Леголас! — бодро метнулся на середину сцены молодой темноволосый кудрявый парнишка, до того подслушивавший под дверью.

— Ваши преимущества?

— Гражданство и рост — вот мои преимущества!

— А как вы будете стрелять из лука?

— Вот так! Пиу! Пиу!

— Чем, по-вашему, ещё мог бы встречать врагов Леголас? Владеете каким-нибудь оружием?

— Двумя кухон... кинжалами! Всю ночь упражнялся!

— Молодец! Питер, давайте его возьмём? — громким шёпотом попросил режиссера бухгалтер.

— У него для Леголаса фактура не та, — таким же шёпотом ответил Питер.

— Мы его перекрасим, линзы закупим. Я найду средства!

— Странные у вас симптомы, — заметил Питер. — Но они говорят в пользу молодого человека. Берём!

— Арагорна нет! — запаниковал ассистент, когда прослушивание подошло к концу и, казалось, всё роли уже получили достойных исполнителей. Оказалось, все кроме одной.

— Но его не может не быть, — расстроился Питер. — Как мы без него?

— Сэр, может, ещё удастся уговорить, ну, вы помните...

— Вигго Мортенсена?

— Да. Мы уже три часа уговариваем по телефону за ваш счёт, как вы велели.

— Скажите, пусть посоветуется с семьёй. Вдруг там найдутся фанаты.

По счастливой случайности сынишка Вигго оказался фанатом Властелина Колец, и в последний момент к съёмочной группе присоединился Арагорн, накрепко убеждённый сыном, что он самый улётный и незаменимый персонаж книги. Мало кто догадывался в тот момент, насколько этот персонаж осчастливит всю съёмочную группу.

А в наши дни это было так:

— Хорошая вещь, всё-таки, этот скайп, экономичная...



Название: Найди десять отличий
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: драббл (589 слов)
Персонажи: Мартин Фриман, Ричард Армитидж, Эйдан Тёрнер, Дин О'Горман, Питер Джексон, Энди Сёркис, сэр Йен МакКеллен
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Занимательные будни на съёмочной площадке Хоббита.
Примечание: документальное подтверждение, вдохновившее автора
Размещение: запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Найди десять отличий"

— Ну всё, мужики, кончился ваш Хоббит, — вошедший в трейлер главгримёр с досадой хлопнул дверью.

— Это почему? — насторожился Дин, принимая у Эйдана пиво.

— Свёкла закончилась, вот почему!

— Но как же так? — удивился Эйдан. — Питер говорил, что одного камаза нам хватит на три фильма!

— А не надо было её есть! Подлые любители борща! — Ричард при этих словах почему-то потупился. «Странно, — подумал Дин, — он ведь предпочитает щи».

— Свёколки было на три фильма, а съесть успели за полтора! — не унимался главгримёр.

— Но позвольте, чем же мы будем гримировать наших гномов, если свёкла закончилась? Финансы-то, наверняка, уже истрачены полностью, — забеспокоился Мартин, наблюдая за Адамом. Тот помогал Грэму добавить артистичности древней занавеске на хлипком оконце трейлера.

«Гномы» взволнованно переглянулись. Не то чтобы кого-то из них приводили в восторг яркие свекольные щёки, добавлявшие, по мнению Питера и гримёров, сказочности повествованию и сексапильности Эйдану Тёрнеру, но внезапное исчезновение их посреди второго фильма могло наделать много нежелательного шума и, главное, раскрыть их самую страшную тайну — острый дефицит бюджета.

— Ладно, — смягчился главгримёр. — Так и быть. Выдам своим ребятам гуаши из личных запасов. Будут вам яркие щёки.

Утро встретило Мартина бодрым Сёркисом, преуспевшим в натягивании на голову купальной шапочки телесного цвета (в этот раз прорези для глаз и жизненно важных отверстий, наконец-то, совпали с анатомией Энди). Сам Мартин был уверен, что на такие жертвы ради роли он бы ни за что не согласился. Энди же неудобства порядком веселили. «Это что! — обычно восклицал он, рассказывая о сложности съёмочного процесса. — Вот когда мы Властелин Колец снимали, хоббитам волосы с груди на ноги переклеивали!» или «Это что! Когда Властелин Колец снимали, Лив Тайлер пришлось ещё и Глорфиндела играть — где взять настоящего-то Глорфиндела, когда финансов — хорь наплакал?»

Светски обсудив доброту утра, падение энтузиазма среди съёмочной группы, в виду отсутствия свёклы и, как следствие, борща, мастерство сэра Йена в плане изящного бега в башмаках на платформе, а также новую затею Эйдана и Дина — насыпать сухую горчицу на хлопушку, чтобы вечно жующие сонные ассистенты смогли всплакнуть на съёмках особенно трогательных сцен, Мартин и Энди направились вглубь большого павильона, служившего сокровищницей Эребора. Там Мартин под одобряющее хихиканье Сёркиса украдкой снял на смартфон торчащего из картонной драконьей головы Камбербэтча. От Бенедикта, впрочем, на фото были видны лишь растянутые треники да ноги в чешках. Но инстаграм был счастлив и этим.

— Помнится, однажды парни согласились пойти со мной в клуб, — доверительно рассказывал сэр Йен, похлопывая Эйдана по плечу. — А то мы сначала тоже всё в разные клубы ходили. А тут я их, значит, уговорил. Ох, и зажгли мы тогда! Десяти минут не прошло, а Доминик с Орландо уже танцевали на стойке, размахивая рубашками. Чудесный получился вечерок. Доминик с Билли, я с Орландо…

— Должно быть, местечко и впрямь захватывающее! — Глаза Эйдана заблестели.

— Вот и я об этом! Давайте вечерком рванём туда развеяться хоть на часок-другой? Дина захватим, и Адама, и Ли…

— И Ричарда, — закивал загоревшийся идеей Тёрнер. — Давайте вообще всех возьмём!

— Почему бы и нет? Чем нас больше — тем веселее!

— На вечеринку собираетесь? — заметил подъём боевого духа своей команды к концу рабочего дня Питер.

— Сэр Йен пригласил, — поделился Ричард, максимально вежливо косясь на стоящего рядом МакКеллена. Словно поясняя, что почтенному сэру было неприлично отказывать.

— В «Голубом Драконе» сегодня будет жарко! — поддержал беседу внезапно появившийся из-за спины Питера бывалый Орландо, расплываясь в предвкушающей улыбке.

— Чтоб завтра все были вовремя и в рабочем состоянии! — ухмыляясь, напутствовал их Питер.

— Не волнуйся, я за ними присмотрю, — многозначительно улыбнулся ему сэр Йен на прощание.

Актёры отправились к трейлерам, а Питер — размышлять о том, что надо всё-таки как-то сказать Бенедикту, что на компьютерную графику денег у них не осталось. А то так и будет дракон в трениках.



Название: Побоище в Хельмовой Пади
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: драббл (640 слов)
Персонажи: каст «ВК» (Крейг Паркер, Марк Фергюсон, Вигго Мортенсен, Орландо Блум, ПиДжей)
Категория: джен с намеком на слэш
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: съемки сцены смерти Халдира
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "Побоище в Хельмовой Пади"

Шел восемнадцатый стакан кофе. Питер Джексон утомленно смотрел на монитор, в надежде, что хоть в этот раз картинка сложится, и можно будет идти отдыхать, но мироздание продолжало издеваться. Режиссер нажал на паузу и печально посмотрел на замершее в кадре лицо.

— Гил-Галад, — пробормотал он. — Что здесь делает Гил-Галад?

Вопрос он задал уже громче, чтобы в павильоне тоже было слышно. Куча мертвецов завозилась, расползаясь.

— А что вообще эльфы Ривенделла и Лориэна делают в Хельмовой Пади? — скучным голосом спросил Крейг Паркер, садясь и с раздражением выдирая застрявший под кем-то плащ. Он уже сообразил, что сцену придется переснимать, и от этого впадал в уныние.
— Потому что иначе ты бы вообще сейчас сидел дома и скучал. В сценарии написано: отряд эльфов.
— Ну и чего б тогда не Гил-Галад? — не меняя тона, отозвался Паркер, почесывая вспотевший под париком затылок.
— Вообще он как бы давно мертв, — режиссер начал терять терпение.
— Да ладно тебе, Питер, — Марк Фергюсон выбрался из-под кучи бутафорских трупов, — я в массовке!
— Тогда почему я наблюдаю твою физиономию на весь экран, интересно?
— И что? Его все равно никто не узнает, роль была небольшая! — попробовал вступиться Паркер.
— Фанаты увидят! Есть такая категория людей, они придираются ко всему. У них и так поводов предостаточно. Почему я вам это вообще объясняю, интересно?
— Потому что мы эльфы, убитые в Хельмовой Пади, которых вообще-то там быть не должно! Даже в окрестностях!
— Вы извините, что я вторгаюсь в вашу беседу, но мы немного замерзли и проголодались. Мы можем пойти уже переодеться и поесть? — сквозь вежливо стиснутые зубы поинтересовался Вигго Мортенсен.
Он старался не переусердствовать, чтобы не повредить свежевставленный зуб, к которому еще не привык.
— У меня ребра болят. Давайте уже все, а? — поддержал коллегу Орландо Блум, потирая корсет под костюмом.
— Какое «все», вы что! Работать, дорогие, все по местам! Так, Крейг, тебе надо грим поправить, ты щеку ободрал где-то. Марк, постарайся изображать труп эльфа понезаметнее, хорошо? Ну, там, падай в сторонку, или еще как?
— Я голову ушиб, — доверительно сообщил Паркер, — Вигго меня плохо ловит, когда я умираю.

Мортенсен закатил глаза и развел руками.

— Ну извини, друг, как получается.
— Обнимаешься ты куда увереннее, хочу заметить, — Паркер отряхнул плащ и решительно отправился в сторону гримеров, в полной боеготовности ожидавших под софитами.

Фергюсон проводил его задумчивым взглядом и посмотрел на удивленного Вигго.

— Будешь руки распускать — вырву с корнем, — с приятной улыбкой сообщил давно убитый, но почему-то очень живой эльф.
— Да я никогда, кто угодно подтвердит, что я никогда, вон хоть Орландо… — начал оправдываться Мортенсен, но тут же хитро прищурился: — А что? Почему тебя это так взволновало?

Фергюсон только дернул плечом, показывая, что разговор окончен, и отошел на исходную позицию. Шлем эльфийского лучника ему немного жал — должно быть, потому что у актера массовки, у которого он его отобрал, голова оказалась на два размера меньше.

— Так, все готовы? Начинаем, снова сцена на стене!

Двадцать третий стакан кофе грозил покрыться ледовой корочкой до того, как режиссер к нему притронется.

— Ну что это, что это такое? Кто так падает, скажите мне? Я к вам обращаюсь, первый ряд массовки! Вы бы еще проверили ручкой, не жестко ли! Так, кто вообще набрал этих бревен?

У Питера Джексона начинала болеть голова, он хотел ванну, резиновую уточку и салат из помидоров. Он прикладывал ко лбу яблоко, поднесенное кем-то из ассистентов, и с видом печальной покорности судьбе наблюдал, как массовку меняют местами.

— А нам-то что делать? — нетерпеливо завел свое Орландо. — Я так понял, снова все сначала?

— Не сначала, — поправил режиссер, кусая сразу половину яблока, — только эту сцену. Так, Арагорн, кричи активнее, и вообще лицо давай посложнее, битва же. Халдир, иди умри еще раз, в этот раз Арагорн тебя хорошо поймает, я за ним прослежу. Массовка, всем работать на своих местах, Марк, персонально — лежи и не шевелись, чтоб я тебя в кадре не нашел!

Актеры, вздыхая, разошлись по свои местам. Кто-то из кучи трупов насвистывал мелодию мексиканского танца. Ассистентка пробиралась вдоль стены с двадцать пятым стаканом кофе для режиссера.

Предстояла еще очень долгая работа.



Название: День святого Валентина
Автор: WTF Tolkien-PJ-team 2014
Размер: мини (1229 слов)
Пейринг: Дин/Эйдан
Категория: слэш
Жанр: психоделика
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: AU, RPS
Краткое содержание: О тортах, ночных крышах, метких выстрелах, любви и смерти.
Размещение: запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Tolkien-PJ-team 2014 - работа "День святого Валентина"

Любовь — это взгляд с экрана.
Nautilus Pompilius


— Будешь долго спать…

— И что тогда? — сонно спросил Эйдан.

— Всюду опоздаешь, — прошептал Дин, воровато разгладив ему бровь. От него пахло свежо и остро, по-утреннему.

— Да-да, — ответил Эйдан, — впереди большой день…

Дин нечестно поцеловал его куда-то то ли в щеку, то ли в уголок губ, и поднялся так быстро, что Эйдан не успел схватить его. В проеме двери мелькнула темная фигура, щелкнул замок, и Эйдан остался наедине с ранним утром и шуршащими простынями.

Когда он вышел из дома, день уже роскошно занялся первой весенней свежестью. Воздух поредел, сделался легким, невесомое безумие прогнало застарелый зимний дух. Солнце в небе было похоже на головку перезревшего одуванчика, облака любовались на собственное отражение в лужах; горожане беззастенчиво топтали выпавшее на мостовые небо.

Эйдан надел темные очки, поправил гитарный футляр на плече. Где-то в городе по этим мостовым, по этому небу шел Дин. Эйдан был уверен, что прямо сейчас они шагают нога в ногу. Он понял, что улыбается.

— Кофе продают в кофейнях, — сказал Эйдан, — а это?..

— А это магазин шоколада, — ответила девушка и зарделась, машинально потянувшись к волосам. Ободок у нее на голове покачивал двумя вытаращенными сердечками на пружинках. Девушка нащупала его, Эйдан еле удержался от смеха, видя выражение стыдливого испуга у нее на лице.

— Чего желаете? — спросила она, улыбаясь новой, напряженной улыбкой.

— Мэгги? — Эйдан показал на значок. — Маргарет? Меган?

— Мегара, — еще напряженней ответила Мэгги. В глазах у нее мольба мешалась с надеждой. Рядом на стойке лежала салфетка с телефонным номером. Мэгги тщетно пыталась закрыть ее локтем.

— Сделайте мне с собой горячего шоколада, Мэгги, — сказал ей Эйдан, улыбаясь, и выбрал мягкую горькую плитку с корицей.

Когда волнуешься, все постоянно падает из рук — Мэгги уронила чашку и разнервничалась еще больше.

Эйдан вышел в туалет, негромко включил воду и стал слушать. Через некоторое время Мэгги крикнула:
— Шоколад готов!

На Эйдана из зеркала смотрело отражение, и взгляд его был на редкость равнодушен и невыразителен. Мэгги какое-то время не было слышно, потом она чем-то зашуршала, стукнула стойкой.

Когда Эйдан вышел, на столике его ждал стакан с горячим шоколадом, в пещеру торгового зала сквозь открытую дверь черного хода заглядывало небо. Воздух над порогом тек и подрагивал.

Эйдан застал Мэгги у мусорных бачков в укромном переулочке, скрытом от посторонних глаз высокой кирпичной стеной.

— Я поставила шоколад, — сказала Мэгги, удушающе зарделась и снова потянулась к волосам, улыбаясь робкой улыбкой зародившейся симпатии. Эйдан не мог не ответить. Он выстрелил Мэгги точно в центр лба и, уверенный в исходе, ушел еще до того, как она упала.

Солнце приветствовало Эйдана нежным теплом, весна в этом году поторопилась, пришла загодя. На углу торговец каштанами колдовал над тележкой. Тень острой гранью делила улицу надвое, вдоль тротуара лежали зыбкие золотистые отсветы от оконных стекол.

Эйдан пошел по сумрачной стороне улицы, наступая попеременно то в золотой отсвет, то в тень. Пустой стакан от шоколада он выбросил в урну через два квартала.

Настроение у него было легкое, по-настоящему весеннее, город ждал его, лукаво спрятав Дина в лабиринтах улиц, глушитель оттягивал карман.

Он пообедал на площади невкусным сэндвичем. В чаше неработающего фонтана гуляли голуби.

Какие-то девочки долго шептались и хихикали, глядя на него, и наконец решились:

— Вы так похожи на одного актера…

Эйдан вежливо улыбнулся, подняв брови. Им явно стало неуютно от его молчания.

— Но он живет в Ирландии…

Девочки окончательно смутились от его понимающего вида и потом долго просили прощения. Эйдан кивал им — одну такую школьницу он уже пристрелил сегодня. И не только ее.

После девчонок к нему привязался какой-то мелкий карапуз. Он возил перед Эйданом туда-обратно машинку на веревочке и лукаво косился. Стоило Эйдану подмигнуть, как малыш почему-то уставился на него во все глаза. Эйдану хотелось прикормить его булочкой, как маленькую собачку.

Мама малыша с негромким воркованием подхватила сына на руки, осуждающе глядя на Эйдана через плечо. Тот сочувственно улыбался ее сыну. Он видел, что через пару дней малыш о нем навсегда забудет. В качестве утешения Эйдан думал о Дине и катал в кармане глушитель.

Вечер он встретил на крыше. К ночи в небе проснулся ветер, у Эйдана замерзли руки и кончик носа, но он продолжал терпеливо ждать.

— Что, явился на место преступления? Не утерпел? — спросил его Дин, легкой тенью появившись из-за массивной трубы.

В магазинчике напротив погас свет. Первым на улицу вышел молодой человек, а потом вежливо придержал дверь для Мэгги. Оба они улыбались друг другу и нервничали. Ветер уносил их слова, до крыши долетали лишь жалкие обрывки. Мэгги неуклюже попыталась закрыть дверь и уронила ключи. Молодой человек ловко поднял их, что-то сказал, Мэгги зарделась, потянувшись рукой к волосам, и наткнулась на ободок. Ужас на ее лице был трогательным и совсем детским. Молодой человек резко замолчал, а потом поцеловал Мэгги. Эйдан, не удержавшись, рассмеялся, прикрыв рот ладонью. Сердечки на ободке у Мэгги качнулись и засветились розовым.

Дин тоже улыбался. Ночь превращала все вокруг в монохром, слегка разбавленный рыжеватым свечением фонарей. Люди обретали цвет, лишь вынырнув из сумерек. Мэгги и ее молодой человек казались двумя плоскими тенями, нарисованными прямо в воздухе над плотными камнями мостовой. В Дине же словно уснуло солнце, и он теперь негромко светился изнутри: светились его растрепанные волосы, усталые глаза, слабая улыбка неровного, узкого рта.

Эйдан поцеловал его раньше, чем собственно решил это сделать. Дин ответил ему тут же. Для кого-нибудь постороннего их встречное движение друг к другу наверняка выглядело стремительным и естественным, как прыжок атакующей кобры.

Дин оказался горьким, с привкусом лекарств и разочарования.

— Опять какая-нибудь старушка? — сочувственно спросил Эйдан, утешающе поцеловав его в уголок губ.

— Опять, — устало ответил Дин. Он разом словно осунулся.

— А я? Угадаешь? — Эйдан осторожно гладил его между лопаток, почти незаметно укачивая в руках. — Ну, кроме Мэгги.

— Много всего, — ответил Дин, светло, беззащитно улыбаясь. — Леденцы, и кофе, и запах реки, и что-то острое…

Эйдан кивнул ему, сглотнув предательский комок в горле. Счастье в нем было большим и таким горячим, что он чувствовал, как изнутри нагреваются его ключицы.

— Только не говори снова, что Эйдан дурак, — сказал ему Дин, — лучше смотри, что я тебе принес.

В коробке лежал торт в виде стилизованного сердца, покрытый бледной глазурью.

— Валентин — дурацкое имя, — Эйдан тоскливо вздохнул. Дин резал торт большим ножом с черным лезвием в серебристых разводах. В отличие от Эйдана, Дину приходилось забирать чужие тающие жизни. В отличие от Эйдана, он приходил рано, на самом рассвете, когда страхи утекают в шкафы и под кровати, все вокруг становится одинаковым и серым, и даже сожаления тихо отступают. Дин всегда был как последний луч, память о рассвете, который никогда не наступит. Его улыбка по форме напоминала изгиб его ножа. Он улыбался, в лице его стремительно расцветало воспоминание о покое, — и убивал.
«Схватило сердце».

Эйдану достался кусочек с надписью «днем». Под светлой глазурью оказалась темная начинка. Есть торт на холоде было невкусно, ветер выдувал у Эйдана из-под куртки все тепло. Горячим было только прижавшееся плечо Дина. Эйдан ел невкусный переслащенный торт на неуютной крыше и думал, что вот он — счастлив, а настоящий Эйдан, в Ирландии, в тепле, несчастливый дурак.

— Прекрати, — тихо сказал Дин. — Пускай сами разбираются.

— А ты-то думал, что будешь той маленькой брюнеткой? — ревниво спросил Эйдан.

Дин, не глядя, погладил его по щеке. Эйдан, тут же успокоившись, уткнулся ему в шею холодным носом. Дин вздрогнул, но руки не отнял.

— Представляешь, — пожаловался Эйдан, — еще вся ночь впереди.

— Сменишь оружие? — предложил Дин.

— На что? На автомат?

— А почему нет? — пожал плечами Дин.

— С магазином возиться, — Эйдану было откровенно лениво.

Дин погладил его по голове и молча взялся за патроны. Они входили в ложе с легким щелчком. Эйдан смотрел на Дина, на его сосредоточенное лицо, на размеренные движения рук, и знал, что вот это — навечно.


скачать тексты одним файлом
doc | fb2 | txt

скачать архивом (doc/fb2/txt)




URL записи